Банер участника Конкурса Христианских сайтов 2015 на bible8.eu

Неделя 17 по Пятидесятнице, о жене-хананеянке
Неделя 17 по Пятидесятнице, о жене-хананеянке




Чтение недели 17-й по Пятидесятнице, о хананеянке – одно из самых сложных для понимания мест Нового Завета. Женщина просит Христа об исцелении своей дочери, - а Христос ей отказывает, попутно называя «псом». Где Божия любовь? Где милосердие? Где хотя бы терпимость, наконец? Предлагаем вам вместе подумать над этим сложным отрывком и поискать ответы на эти вопросы в своем сердце, в историческом контексте и в святоотеческих толкованиях.








Евангелье от Матфея глава 15

21 И, выйдя оттуда, Иисус удалился в страны Тирские и Сидонские.
22 И вот, женщина Хананеянка, выйдя из тех мест, кричала Ему: помилуй меня, Господи, сын Давидов, дочь моя жестоко беснуется.
23 Но Он не отвечал ей ни слова. И ученики Его, приступив, просили Его: отпусти ее, потому что кричит за нами.
24 Он же сказал в ответ: Я послан только к погибшим овцам дома Израилева.
25 А она, подойдя, кланялась Ему и говорила: Господи! помоги мне.
26 Он же сказал в ответ: нехорошо взять хлеб у детей и бросить псам.
27 Она сказала: так, Господи! но и псы едят крохи, которые падают со стола господ их.
28 Тогда Иисус сказал ей в ответ: о, женщина! велика вера твоя; да будет тебе по желанию твоему. И исцелилась дочь ее в тот час.
(Мф.15:21-28)
 

Параллельное место:

Евангелие от Иоанна глава 15

13 Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих.
14 Вы друзья Мои, если исполняете то, что Я заповедую вам.
15 Я уже не называю вас рабами, ибо раб не знает, что делает господин его; но Я назвал вас друзьями, потому что сказал вам все, что слышал от Отца Моего.
16 Не вы Меня избрали, а Я вас избрал и поставил вас, чтобы вы шли и приносили плод, и чтобы плод ваш пребывал, дабы, чего ни попросите от Отца во имя Мое, Он дал вам.
17 Сие заповедаю вам, да любите друг друга.
18 Если мир вас ненавидит, знайте, что Меня прежде вас возненавидел.
19 Если бы вы были от мира, то мир любил бы свое; а как вы не от мира, но Я избрал вас от мира, потому ненавидит вас мир.
20 Помните слово, которое Я сказал вам: раб не больше господина своего. Если Меня гнали, будут гнать и вас; если Мое слово соблюдали, будут соблюдать и ваше.
21 Но все то сделают вам за имя Мое, потому что не знают Пославшего Меня.
22 Если бы Я не пришел и не говорил им, то не имели бы греха; а теперь не имеют извинения во грехе своем.
23 Ненавидящий Меня ненавидит и Отца Моего.
24 Если бы Я не сотворил между ними дел, каких никто другой не делал, то не имели бы греха; а теперь и видели, и возненавидели и Меня и Отца Моего.
25 Но да сбудется слово, написанное в законе их: возненавидели Меня напрасно.
26 Когда же приидет Утешитель, Которого Я пошлю вам от Отца, Дух истины, Который от Отца исходит, Он будет свидетельствовать о Мне;
27 а также и вы будете свидетельствовать, потому что вы сначала со Мною.
(Ин. 15:13-27)


Методический материал
Вопросы для пояснения отрывка

- Что вы знаете о хананеях?
- Почему Христос так жестко отвечает женщине-ханенеянке?
- Чему учит нас эта женщина?

Ответить на вопросыподелиться своими размышлениями можно в комментариях

 

Вопросы для индивидуального размышления

- Как бы вы отреагировали, если бы Христос два раза отказал вам в чем-то крайне важном для вас, аргументируя это тем, что Вы недостойны Его милости?
- Чему учит нас эта ситуация?
-  Как реагирует на отказы женщина-ханенеянка?

Архимадрит Кирилл (Павлов)


Протоирей Александр Мень.
 История религий, т.2, глава 20.
 О хананеях.


Хананеи были близкими родичами евреев и финикийцев. Они, очевидно, так же как и израильтяне, пришли некогда из пустыни, но в Палестине жили уже более тысячи лет. За это время, несмотря на египетское, эламское, вавилонское и хеттское владычество, несмотря на смуты и войны, они стали прекрасными строителями, деятельными торговцами, земледельцами и скотоводами. Их зодчие возводили мощные цитадели, их ремесленники изготовляли оружие из бронзы и даже железа, красивую мебель, ювелирные изделия. В ханаанском городе Мегиддо найдено интересное изображение сцен из жизни царя. Мы видим его возвращение с победой на колеснице, запряженной конями, видим его сидящим на пиру. Его трон украшен керубами, перед ним царица в богатых одеждах, музыкант, играющий на арфе, слуги, подносящие вино
.
Таким образом, хананеи могут быть признаны вполне цивилизованным народом. Однако у них не развилась самобытная духовная культура. Они целиком подчинились влиянию Египта, Вавилона и особенно Финикии.

Раскопки показали, что Ханаан был в отношении искусства и религии типичной страной синкретизма. Здесь не было национальных богов, а почитались преимущественно боги соседей. Среди развалин найдены фигурки Гора, Хатор и других египетских богов, а также изображение вавилонской Иштар.

Но главными божествами хананеев были, как и у финикийцев, боги-хозяева, Владыки пашен, рощ, источников. Их называли «царями» или «господами» («ваал», «молох», «бэл»). Каждая местность имела своего ваала. Крестьяне и жители городов верили, что ваалы помогают им, и обращались к этим божествам во время сева, засухи или падежа скота. Символом ваалов обычно был бык, хотя иногда они имели и человекоподобный облик. От ваала зависел и дождь, и урожай, приплод скота и здоровье людей. Для того чтобы снискать его милость, хананеи устраивали в праздники торжественные пиршества, на которых ваал должен был невидимо присутствовать в качестве гостя; он вдыхал аромат приношений, пил вино и угощался плодами земли.

Наиболее почитаемым из ваалов был бог бури и грозы. Согласно финикийской мифологии, он являлся сыном «отца богов» — Эля. Ваал-громовержец был очень похож на Зевса и Индру. О нем слагали песни, в честь его на пышных богослужениях звучали патетические гимны.

Рядом с Ваалом стояла Анат — кровавая богиня войны, которая «мыла руки в потоках крови врагов». Она была сестрой-женой властителя бурь. Другая богиня, Ашера, обеспечивала плодородие земли.

Обряды в честь богов совершались чаще всего у каменных столбов «массеб», которые считались обиталищами духов. Такие же волшебные свойства приписывали холмам и рощам. Веселые, но порой и коварные существа гнездились там, и человек стремился заручиться их дружбой. На священных холмах «бамот» (высотах), если они были оголены, нередко устанавливали «ашеру» — изображение дерева, в котором, как полагали хананеи, обитала богиня Ашера.

В годы народных бедствий люди в отчаянии шли на самые большие жертвы. Духам приносили детей, надеясь этим смягчить их гнев. Эта жертва считалась особенно действенной. Когда однажды израильтяне осаждали Моавитскую крепость, царь Моава вывел своего сына на стену и заколол перед лицом Кемоша, бога моавитского. Видя это, израильтяне обратились в паническое бегство, будучи уверены, что теперь Кемош непременно отомстит им. Огромное число обгорелых детских скелетов, зарытых в землю, замурованных в стенах и фундаментах, было обнаружено повсюду в Ханаане.

Особую роль у хананеев и финикийцев играли сладострастно-вакхические культы. Это было редчайшее в истории обожествление чувственности. Здесь культивировали все виды извращений и разнузданности. Все было поставлено на службу воспаленной эротике: и обилие непристойных символов и фетишей, и возбуждающий напиток из мандрагоры, который употребляли участники оргий, доводившие себя в неистовстве до самооскопления. Существовали даже специальные жрицы распутства, которые назывались «кедешим», т. е. священные. Хананеи верили, что радения исступленных людей, обуянных чувственной стихией, угодны богам и магически помогают созреванию нив и размножению скота.


Прочтите толкования:
Протоирей Александр Мень Кто такие хананеи.
Григорий Палама. Беседа на 17-е воскресенье Евангельских чтений по Матфею, говорящее о Хананеяныне
Архимадрит Кирилл (Павлов)


Крейг Кинер.
Культурно-исторический комментарий


15:21. Тир и Сидон были исконно языческими территориями; Сидон был родиной Иезавели (3 Цар. 16:31). Но ее современница, женщина из тех же мест, встретившись с пророком Илией, который совершил на ее глазах чудо и исцелил ее сына, искренне поверила в Бога Израиля (3 Цар. 17:10—24). Во времена Иисуса попасть из Галилеи в Кесарию Филиппову можно было лишь через территорию Сирофиникии, как в данном случае. Там, впрочем, проживало немало евреев.

15:22. Хананеи, многие из которых были изгнаны на север в Финикию в период завоевания земли израильтянами, изображены в Ветхом Завете как наиболее презираемые из врагов Израиля. Матфей, называя эту женщину хананеянкой, рискует вызвать резко неприязненное отношение к ней со стороны еврейских читателей, в душе у которых еще остались расовые предрассудки. Но, называя Иисуса «Сыном Давидовым» — Мессией, она показывает, что признает и право царства Давидова (у которого было много союзников среди неевреев) на эту землю. Как мог еврей относиться с предубеждением к таким людям, как она?


Прочтите толкования:
Протоирей Александр Мень Кто такие хананеи.
Крейг Кинер. Культурно-исторический комментарий
Григорий Палама. Беседа на 17-е воскресенье Евангельских чтений по Матфею, говорящее о Хананеяныне



Архимадрит Кирилл (Павлов)

В Неделю 17-ю по Пятидесятнице.
О силе молитвы хананеянки и об исцелении Иисусом Христом дочери ее

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

О, женщина! велика вера твоя; да будет тебе по желанию твоему (Мф. 15, 28), - сказал Господь жене-хананеянке в ныне слышанном Евангелии.

Дорогие братия и сестры, в земной нашей жизни немало бывает бед и несчастий у каждого из нас. То постигают нас болезни, то злые и коварные люди наносят нам какой-либо вред и чем-либо обижают нас. При всех подобных несчастьях мы глубоко скорбим и молим Бога об избавлении от них. Но бывает, и очень нередко, что Бог не внемлет, по-видимому, мольбам нашим: обстоятельства наши не только не улучшаются, но иногда и еще более и более ухудшаются. В таком положении мы часто охладеваем к молитве, оставляем ее, иногда даже и ропщем на свою судьбу и говорим: "Да чем же мы хуже других, живущих в благоденствии и счастье?"

Но не подобает сему быть, дорогие братия и сестры! Как мы должны поступать, когда Бог не внемлет, по-видимому, нашим мольбам, - хороший урок преподает нам упоминаемая в нынешнем Евангелии язычница, жена хананейская. У нее была больная дочь, которую жестоко мучил вселившийся в нее бес. Глубоко скорбела, конечно, несчастная мать о страждущей своей дочери, но средств помочь горю в языческой вере своей не находила. И вот, зная о чудодейственной силе Спасителя, жена-хананеянка, когда Он на сей раз явился в их страну, обратилась к Нему как к необыкновенному Чудотворцу и стала просить Его об исцелении дочери своей: Помилуй меня, Господи, сын Давидов, дочь моя жестоко беснуется (Мф. 15, 22).

Но Спаситель не обратил, казалось, внимания на эту мольбу ее и не отвечал ей ни слова. Женщина, однако, не отступила и взывала к Нему: Помилуй меня, Господи, Сын Давидов! Иисус Христос отказал ей в просьбе, сказав: Я послан только к погибшим овцам дома Израилева (Мф. 15, 24). Однако она не переставала просить, неотступно умоляла о помощи. Чем же это кончилось? Молитва матери была услышана: дочь ее немедленно выздоровела.

Но не одна жена-хананеянка долго молилась - она, можно сказать, еще недолго молилась. Некоторые гораздо дольше молились: молились по десять лет и больше и наконец получали просимое. Долго молилась Сарра, чтобы Бог даровал ей сына, и сын дан был ей в старости. Долго молился Захария, и жена его Елисавета зачала уже в преклонных летах. Так медлит иногда Бог исполнить прошения молящихся.

В притче о неправедном судии Господь заповедует нам, чтобы мы не унывали и не переставали молиться, когда долго не получаем просимого. Господь желает, чтобы мы просили Его и любит сие. Чем дольше Его просят, тем щедрее Он бывает; чем дольше Он медлит, тем больше дает. В то время, когда Господь не посылает нам просимого, Он как бы готовит, как бы определяет, как лучше наградить нас. Наша неотступная просьба столько же приятна Богу, сколько людям она противна: из нее Бог видит, что мы усердно желаем просимого и что мы не хотим получить этих благ ни от кого другого, кроме Бога.

Смотрите, дорогие братия и сестры, на хананеянку, учитесь у нее, изберите ее себе как образец для подражания. Иисус Христос не сразу исполнил ее просьбу, а заставил долго просить не потому, что Он действительно считал ее недостойной, но для того, чтобы неотступность ее молитвы, дерзновение упования, твердость веры и глубину смирения поставить в пример и, пожалуй, в укор как евреям, так и нам, христианам. Если хананеянка - язычница, идолопоклонница - оказалась такой молитвенницей, смиренницей, терпеливицей, такой непоколебимо верующей и надеющейся, то нам, считающим себя истинно верующими и православными христианами, стыдно не быть такими и на самом деле, и в самой жизни. Нам тем более д!олжно быть неизменными в великодушном перенесении скорбей, обид, напастей, твердом уповании на милосердие Божие и в усердной, пламенной молитве.

Вот постигла тебя большая беда - ведь без бед никто не проживает. Ты молишься Богу об избавлении, но, не видя его вскоре, оставляешь молитву, начинаешь безнадежно унывать, роптать, отчаиваться в милости Божией и дерзаешь говорить: "Зачем молиться Богу, когда Он не милует?". А посмотри, как неотвязно просила Бога об исцелении своей дочери хананеянка и как добилась она своего. Так поступай и ты.

Как бы долго и тяжко ты не бедствовал, ни под каким видом не теряй надежды на Бога и не только не переставай молиться, но молись еще больше и усерднее, воздыхай, плачь. Чем дольше Бог не дает, тем неотступнее проси. Если Он, вместо того чтобы дать просимое благо, попустит найти на тебя несчастьям, то и тогда не отступай от Него. И если увидишь Бога, посылающего тебе меч, если ощутишь этот меч в своем сердце, то и тогда не отступай от Него, и тогда ожидай просимой милости.

Когда гневается на нас человек, тогда всего безопаснее бежать от него, а когда гневается на нас Бог, тогда всего лучше и надежнее стоять пред Ним. Так уповай и не посрамишься. Это и любит Он, за это и изливает на нас Свои великие и богатые милости. В молитве мы должны быть постоянны, должны молиться с верою и усердием. Ибо сомневающийся человек не тверд во всех путях своих, и такой человек да не думает получить что-нибудь от Господа (ср.: Иак. 1, 6-8), - пишет святой апостол Иаков.

Так рассказывают о преподобном Ксое Фивейском: "Однажды ходил он на гору Синайскую. Когда возвращался оттуда, встретился с ним брат и сказал со вздохом:

- Авва, мы страдаем от бездождия.

Старец спросил его:

- Почему же вы не молитесь и не просите Бога?

Брат отвечал:

- И молимся, и просим; а дождя все нет.

Старец возразил:

- Верно, неусердно молитесь. Хочешь ли знать, что это так?

И, простерши руки к небу, начал молиться. Тотчас пошел дождь. Брат, видя сие, ужаснулся, пал на землю и прославил Бога".

Кроме того, и при горячем нашем усердии молиться, мы должны возносить к Богу свои прошения со смирением, с сердечным незлобием, с сознанием своего недостоинства и окаянства.

Мы часто называем себя грешниками на словах, но на деле оказывается, что истинного смирения и сознания своего недостоинства вовсе не имеем. И в этом случае прекрасный пример вновь подает жена-хананеянка. Господь сравнил ее с псом. Какое оскорбительное для всякого сравнение, тем более при людях! И как мы бываем невыносливы при оскорблениях и обидчивы! Нас неизбежно возмущает на гнев заочная брань, насмешка, укоризна, сплетня, часто невинная, но неосторожная шутка. А оскорби нас в глаза, публично - тогда мы готовы отомстить обидчику и вдвое.

Но не так поступила хананеянка, когда Господь приравнял ее ко псам. "Так, Господи! - сказала она без всякого гнева, - я точно не лучше собаки" (см.: Мф. 15, 27). Она не обиделась, не оскорбилась, за что и была удостоена от Господа великой похвалы и великой милости. Поэтому, дорогие, необходимо нам всем стремиться к стяжанию добродетели терпения. Упрекнет тебя кто - смолчи или, лучше, скажи: "Да, я таков на самом деле". И обидчик твой будет обезоружен.

Терпеливое перенесение оскорблений есть величайший подвиг самоотвержения и любви к ближнему. Об этом читаем и в Патерике: если кто услышит оскорбительную речь и, имея возможность сам ответить тем же, подвизается и несет труд, чтобы стерпеть и не сказать ничего, или кто, будучи оскорблен на деле, сделает себе принуждение и не отплатит подобным же огорчившему, то поистине такой человек полагает душу свою за ближнего своего. А больше сей любви быть не может (см.: Ин. 15, 13).

Итак, дорогие братия и сестры, будем усердно подражать жене-хананеянке в ее великой вере, надежде и глубоком смирении, терпении и неотступной молитве. Будем и мы, по примеру ее, с верою и с сознанием своего недостоинства умолять милосердного Бога и Господа нашего Иисуса Христа, чтобы услышать и нам некогда от Него вожделеннейший глас: "Чадо, велия вера твоя, да будет тебе по желанию твоему, иди с миром" (см.: Мф. 15, 28).

Аминь.

1963 г


Прочтите толкования:
Протоирей Александр Мень Кто такие хананеи.
Крейг Кинер. Культурно-исторический комментарий
Архимадрит Кирилл (Павлов)




Святитель Григорий Палама
Беседа на 17-е воскресенье Евангельских чтений по Матфею, говорящее о Хананеяныне. В ней же говорится и о человеческом несовершенстве и о достойном похвалы смирении [1]

1. Что "Господь гордым противится, смиренным же дает благодать" - возвестил в Притчах Соломон, сын Давидов; самыми же делами это явила предвечная Премудрость Небесного Отца, плотию пожившая в этой (земной нашей) жизни. Так, вот, противясь фарисеям и книжникам, кичащимся над Его Учениками и (в то же время) пренебрегающим Закон Божий, Господь сказал: "Почто вы преступаете заповедь Божию за (ради) предание ваше?" (Мф.15:3). Хананеяныне же, смиренно приступившей и молившей, Он оказал милость. Потому что, слыша от Господа, что, будучи язычницей, она приравнивается к собаке, лучше же сказать, даже хуже, чем к собаке: - к "собачонке" ("кинарион"), она с усиленным презрением к себе и смирением сказала: "Так, Господи!" Израильские же учители, услышав от Господа, что они - "лицемеры", как притворяющиеся благочестивыми, в действительности отвергающие Бога, пришли в соблазн. Справедливо, следовательно, Господь не только возразив им, но и оставив их, в пример имеющего произойти впоследствии оставления Им всего их народа, - согласно сегодняшнему Евангельскому чтению: "Отыде", говорится, в языческую землю, - "во страны Тирския и Сидонския". "И се", говорится (далее), "жена хананейска от предел тех изшедши, возопи к Нему, глаголющи: помилуй мя, Господи, Сыне Давидов, дщи моя зле беснуется" (Мф.15:21 и далее).

2. Воистину, Хананеяныня не только "вышла" из тех языческих пределов, но (можно сказать) и произросла как священная лилия из долин, словами, исходящими из ее уст, испускающая благоухание Божественного Духа. Потому что, если "никтоже может рещи Господа Иисуса, точию Духом Святым" (1Кор.12:3), то возымел ли бы кто сомнение в том, что язык Хананеяныни, именующий Его "Сыном Давидовым" и "Господом", и просящей Его милости, как у Имущего силу над бесами, ни был движим Божественным Духом? Поскольку "вера", как говорит Апостол Павел, (возникает) - "от слуха" (Рим.10:17), а слух о Христе, как свидетельствует Лука, разнесся по всем окрестным местам, то найдя благозвучную струну [2] - Хананеяныню, чрез нее еще громче откликается отзвуком ("эпихи"); потому что побудившись и уверовав и с горячностью прибежав, она становится явной [3] просительницей, а вместе и глашатаем, еще издали вопия: "Помилуй мя, Господи, Сыне Давидов, дщи моя зле беснуется". - "Она не ощущает своего несчастия; у меня же, переживающей это, сердце пылает от страдания, и я взываю о Твоей милости! Ты - Сын Давидов, сущий по плоти от его семени, Господь же - всех, как превечный Бог, и по Твоему допущению бес терзает мою дочь; если же, смилостившись, Ты склонишься к нам, этот слуга Твоего гнева немедленно покинет ее. Господь же не отвечал ей ни слова, желая, чтобы ее вера и добродетель стала еще более явной, как бы справедливо направляя ее так, чтобы она явила себя среди язычников, не только ради неверующих иудеев, но и ради язычников, привлекаемых чрез веру. Посему и когда Ученики говорили: "Отпусти ю (ее), яко вопиет в след нас", Господь сказал: "Несмь послан, токмо ко овцам погибшим дому Исраилева". Потому что, видя их отпадших от отеческого благочестия и добродетели, Он, что касается Него, не допустил Себе презреть их, ради их отцов, живших благочестиво. Посему, посылаемый Небесным Отцем, Он и пришел преимущественно ради них.

3. "Жена же пришедши", говорится, "поклонися Ему, глаголющи: Господи, помози ми". Когда она была далеко, она воплем умоляла Господа оказать ей милость; поскольку же ничего не достигла этим и Он даже не обернулся к ней, она, приблизившись, припадает к Его ногам и снова просит от Него помощи. Но и теперь он резко отсылает ее прочь. Но и в этом случае не пала духом эта женщина, воистину мужественная душою, но и сама ставя себя ни во что и слыша, что ее ставят наравне не только с бессловесными животными, но и животным грязным и диким, - как и вопль ее походил скорее на лай, чем на достойную человека речь, - она соглашается с этим и сама также ставит себя ни во что, однако не оставляет своей просьбы к Христу.

4. Научимся же из этого урока, как долженствует быть выдержанным в молитвах: с каким большим терпением, с каким большим смирением, с каким сокрушением (быть в наших молитвах). Научимся, что хотя бы мы были недостойны получить просимое и отосланы ни с чем, как загрязнившие себя грехами, однако не станем оставлять молитву, но, напротив, будем стойко держаться, в смирении прося из глубины души. Мы получим от Бога просимое нами. Потому что в ответ на слова Господа, сказавшего ей: "ты, женщина, - язычница; лучше же сказать: дерзкая и гнусная и нечистая собачонка! Не хорошо же взять хлеб у детей и бросить псам", - "Так", сказала женщина, смиряясь и сама признавая свою ничтожность и нечистоту и считая себя недостойной причастия и сопричащения Небесного Хлеба, сшедшего с небес (Ин.6:33), молящая же (или: желающая) получить крохи, падающие из милости со стола наслаждающихся; "ибо и пси", говорит она, "едят от крупиц падающих от трапезы господей своих". И эти, воистину, мудрые и весьма благоразумные и смешанные со смирением слова женщины (как бы заключали в себе следующую мысль): потому что хотя я и язычница и признаю себя грешницей, однако и язычники пользуются от Бога заботой, по причине Его несказанного человеколюбия и благости, как, впрочем, и - все у Него грешники.

5. Но что - Оставляющий исповедающим грехи свои и нечестие сердец своих, как сказал, научив нас, псалмопевец-пророк? - принимает отверженную, очищает осквернившуюся, исцеляет и освящает вместе с ее дочерью и ее душу, и это делает, сопровождая похвалами, говоря ей: "О жено, велия вера твоя: буди тебе якоже хощеши". Этой великой вере была предоставлена сила, так чтобы между словом и исцелением не было промежутка: "И исцеле", говорится, "дщи ея от того часа". Марк же говорит, что Господь сказал Хананеяныне: "За сие слово твое изыде бес из дщери твоея" (Мк.7:29); т.е. - за то, что ты так презрела себя и до такой степени смирилась, и несмотря на то, что была упорно отстраняема, не пришла в отчаяние и не была окрадена пониманием Промысла, но сознавала величину Моего человеколюбия и до конца стойко пребывала, с надеждой в смирении моля (Меня). Потому что: "Смиренным Бог дает благодать" (Притч.3:34), как в начале мы и поспешили привести; и - "Смиряяйся, вознесется" (Мф.23:12); и - "Смирися", говорит Апостол, "и пред Господом обрящешь благодать" (Иак.4:10); но так же и: - "Всяк просяй приемлет, и ищай обретает, и толкущему отверзется" (Мф.7:8).

6. Но подобнее постоянство, конечно, не может быть без великой веры. Всякий исследователь мог бы увидеть, что с верою во Христа всегда сочеталась и совозрастало смирение; так, когда Петр в начале по слову Господа поймал в свои сети великое множество рыбы и полностью уверовал, тогда он сказал Ему: "Изыди от мене, яко муж грешен есмь Господи" (Лк.5:8). Опять же, когда сотник в смирении сказал Господу: "Господи, несмь достоин, да под кров мой внидеши", - Господь возвестил о нем следующим за Ним: "Аминь глаголю вам, ни во Исраили толики веры обретох" (Мф.8:8-10). Таким образом, смирение (есть удел) только верующих, а вера - смиренных.

7. Итак, сами смирим себя добровольно, братие, чтобы и нашу веру во Христа сделать явной и быть вознесенными Им, лучше же сказать - познаем сущую нам от природы свойственную немощь и случающееся по временам, по действу бесов, расстройство рождающихся в нас мыслей, дабы нам, как Хананеяныня, возопить ко Христу и припасть к Его стопам и, в смирении молясь, пребывать выдержанными, и тогда мы получим даемую Им смиренномудрым благодать (милость) и востечем в Божественную высоту. Вспомним: каково начало бытия каждого из нас? - Не сходно ли оно с началом бытия бессловесных животных? А лучше сказать: и хуже - его; потому что у животных оно возымело свое происхождение не вследствие греха; в наш же человеческий род преступление заповеди внесло брак [4]. Посему и восприемлем мы возрождение в святом крещении, "которое отъемлет покрывало сущее от рождения". Потому что хотя брак, допущенный Богом, не несет в себе вины, однако (наша) природа еще несет в себе знаки виновности; посему и один из наших священных богословов [5] говорит: "ночное и рабское и страстное сие наше происхождение" [6], Давид же прежде него говорит: "В беззакониих зачат есмь и во гресех роди мя мати моя" (Пс.50:7).

8. Итак, если таково наше происхождение, то что сказать о самом нашем появлении на свет? Не гораздо ли оно печальнее появления на свет бессловесных животных? "В болезнех родиши чада", сказал Бог Еве, не только, думаю, по причине родительных материнских болезней, но и по причине печалей, постигающих рожденных, то ли всех тех печалей, которые имеют произойти в течение последующей жизни, то ли немедленно от самого начала настигающих, от чего ребенок и непрестанно плачет, - чего не приключается другим живым существам; потому что только для нас одних, как только мы выйдем из утробы матери, открывается многострадальная и многоболезненная [7] и достойная, как это представляется, многих сетований жизнь [8]. Какое же из других живых существ, кроме нас, тотчас после появления на свет, бывает стянуто повязками и стеснено пеленами, и как бы хоронится в выдолбленной колыбели, и, неспособное само передвигаться, к материнской груди подносится и отводится, не в силах двигаться само по себе? Ягнята и олененки и телята не сами ли свободно двигаясь, ходят и прыгают вокруг родительницы, и сами передвигаясь, подходят, чтобы насытиться молоком? Если же после того, как перестаем быть кормимыми материнским молоком, мы освобождаемся от пеленок и неподвижного состояния, однако еще не перестаем быть неразумными; с трудом же, наконец, выплывая из бездны неразумия, мы после многих лет достигаем разумного возраста. И что же? Тогда, стало быть, как вышедшие из состояния оного бессилия ума и просвещенные светом разума и мыслящие, мы стали лучше животных? Отнюдь, нет! - Потому что настолько становимся хуже, чем раньше, насколько те беды, происходившие как результат бытия и по закону природы, мы скорее выстрадали, чем сами были повинны, почему за них мы и не подлежим порицанию и не угрожают нам за них страшные угрозы вечного мучения; выплыв [9] же со временем из состояния неразумия и став господами разума, мы сознательно сами себя топим в осуждаемой глубине запретных страстей, с головою погружаясь в болото и страшную трясину глубины и нечистоты, я говорю - эту нашу мучительнейшую жизнь, где ранимые жалами скорпионов и змей и терзаемые зубами зверей, мы до такой степени бываем неразумны, что даже и радуемся ранам и веселимся терзаниям.

9. Подползает к нам, наподобие змеи, телесная похоть, а мы не бежим от нее и не попираем - утесняя себя и путем воздержания и непрестанной молитвы к Богу отгоняя ее, - но, вместо этого, раскрываем для нее свои недра и, радуясь, вселяем в себя, увы, нашу вечную смерть! Приступает к нам гнев, как неукротимый лев, а мы не убегаем и не ищем защиты, отражающей такое великое зло - т.е. великодушия и смирения, - но, вместо этого, скорее бежим ему навстречу и ревностно прижимаем к груди и приглашаем в нас самих обитать, как повелителя и властелина, нашего губителя, несчастные безумцы! Сребролюбие усиленно старается стянуть нас в трясину, а мы не облегчаем себя от груза - путем довольства малым и нестяжательством, словно на крыльях поднимающих нас к небу, - но, вместо этого, связываем себя с обременяющими грузами; жаждою или стремлением к деньгам или к дорогим вещам насколько позволяют силы устремляясь вниз и сталкивая себя в бездонную [10] глубину, находим в этом удовольствие!

10. Мы восприяли ум, как вождя и самодержца, а явили мы его рабом бессмысленных страстей! Мы были почтены словом (разумом) более, чем все живущие существа, а явив его слугою таких (постыдных) страстей, мы стали более бесчестными, чем и бессловесные животные! Мы приняли тело, творение рук Божиих, так чтобы оно могло становиться и духовным благодаря нашему стремлению к Богу, но мы нашим тяготением к земным вещам сделали плотью и самый наш дух и стали ничтожнее бездушных тел, носящие в себе осуждение и единые осужденные: потому что оные бездушные тела пребывают такими же, как и были, а мы сами себя сделали худшими тем, что отклонились от того состояния, в котором были (созданы), и честь переменили на бесчестие. Какой воспитатель, собутыльничая ("синаселгенон") с находящимися под его надзором и помогая вверенным ему для воспитания в устройстве и в снабжении разнузданных веселий, не уронит себя, как более жалкий и презренный, чем другие не получившие никакого образования? Какой учитель, проводя весело время с обучаемыми им и приумножая их безрассудство, не обнаружит себя, как более несмыслящий, чем совершенно безграмотные? Кто хорошо изучив инженерное искусство, затем, играя с детьми и строя по их указанию дома из песка, не покажется куда более смешным, чем неучившиеся?

11. Таким образом человек становится бессмысленнее бессловесных и бесчестнее не одаренных честью и более жалкий, чем все, как покорившийся телу и извратившийся в худшее состояние вследствие страстей, которые подобало покорить и настроить свою жизнь к улучшению. А затем он надмевается и думает о себе высоко, как будто бы благодаря этим ненужным вещам (т.е. земному богатству) он по природе имеет преимущество над другими, имея возможность тратить на удовольствия или притеснять кого или презирать, или одолевать или властвовать над другими, вследствие чего возникают роскошество и богатство и тщеславие и проистекает начало тем вещам, которых люди домогаются.

12. Но имеются и такие люди, которые священное достоинство соблюли или ущербленное исправили, и покорив страстность животного инстинкта в душе, благородные качества души подвергли обработке, и одни импульсы воспитали, другие - дисциплинировали, а иные - и облагородили, но, конечно, всего этого они достигли не без Божией помощи и благодати; а она дается смиренномудрым, как это многократно было показано, а также и на примере достойной восхищения Хананеяныни мы были научены сегодня. Так что возвышаются над животными и действительно являются людьми - только смиренные, а не - гордые, которые и не люди и худшие по душе, чем бессловесные животные, хотя бы и носили человеческий облик. Посему и Соломон, испытав все в жизни и обходя это молчанием, как бы не имеющее никакой ценности, делает следующий вывод: "Бога бойся", а это значит: будь смиренным пред Ним, "и заповеди Его храни, яко сие всяк человек (Еккл.12:13) [11].

13. Итак, братие, когда кто-либо по причине какого-либо природного дарования или приобретенного извне, склоняется к заносчивости и высокомерию, пусть тогда он примет на ум следующее: что он и свою веру в Бога притупляет и лишается, подаемой Им благодати и почти теряет достоинство быть человеком и становится бесчестнее бесчестных и бессмысленнее бессловесных, - и (осознав это) пусть скоро исправится, обратившись, путем покаяния, к смирению, чтобы в будущем веке быть найденным среди помилованных Богом, и как "верный и благоразумный" (Мф.24:45), быть похваленным и прославленным Сыном Божиим, Который ради нас умалил Свою славу истинную, неизменную и вечную, которую да будет и всем нам получить благодатию и человеколюбием Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, Которому с Отцем подобает слава со Святым Духом во веки. Аминь.

Примечания:
1. В греч. изд. 1861 г. числится за №43, стр. 16-29.
2. Ориг. - "сосуд", "инструмент".
3. Ориг. - "слышимой".
4. Брак и рождение детей произошло уже после грехопадения наших Праотцев.
5. Св. Григорий Богослов.
6. В ориг. опеч. следует: "клаифмиризми".
7. Ориг. "исторгающее множество стонов" ("полистенактос").
8. Ориг. "погребальный плач"
9. В тексте опеч. следует: "анадинтес".
10. Св. Григорий употребляет редкое слово: "апифмантос", вместо: "апифмэнос".
11. Русск. перевод: "Бойся Бога и заповеди Его соблюдай, потому что в этом все для человека". Русский перевод этого места из Книги Екклесиаста отступает от оригинала в переводе XX, которому следует славянский перевод, именно: "сие - всяк человек". Св. Григорий Палама учит, приводя этот текст, что смирение является нашим качеством по природе; оно свойственно нашему естеству. Эту мысль мы встречаем у него не однажды.

Методический материал подготовлен Татьяной Зайцевой

Вы можете ответить на вопросы в комментариях


0
Гость
Женщина хананеянка была язычница. Хананеяне вели жизнь разврященную, которые извратили в самих основаниях закон природы. Но на примере этой женщины, видно, лучик света проникал и в их темное царство. Закон Божий написан на скрижалях сердец наших. Женщина понимала свое недостоинство[COLOR=#222222], понимала, что ведет жизнь развратную. Но также она обнаруживает в себе великое смирение и веру в спасительную силу Господа нашего Иисуса Христа. Она не перестает умолять Иисуса, ни после того, как он её игнорирует молчанием, ни после того, как он называет её псом. Пример этой женщины дает нам понять, что Господь и нас может испытать молчанием на наш молитвенный призыв. А более того, Он может и "грубо ответить", испытывая наше смирение и терпение. Но если просимое нам так необходимо, то не следует оставлять молитву и надежду на помощь Божию. Господь многомилостив. Это мое личное мнение, и я не претендую на исключительную правильность своих слов.[/COLOR]

Оставить отзыв

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений

ВКонтакт Facebook Одноклассники Twitter Яндекс Livejournal Liveinternet Mail.Ru