Банер участника Конкурса Христианских сайтов 2015 на bible8.eu

Неделя 11-ая по Пятидесятнице. Притча о немилосердном заимодавце.
Неделя 11-ая по Пятидесятнице.  Притча о немилосердном заимодавце.
14 Так, нет воли Отца вашего Небесного, чтобы погиб один из малых сих.
15 Если же согрешит против тебя брат твой, пойди и обличи его между тобою и им одним; если послушает тебя, то приобрел ты брата твоего;
16 если же не послушает, возьми с собою еще одного или двух, дабы устами двух или трех свидетелей подтвердилось всякое слово;
17 если же не послушает их, скажи церкви; а если и церкви не послушает, то да будет он тебе, как язычник и мытарь.
18 Истинно говорю вам: что вы свяжете на земле, то будет связано на небе; и что разрешите на земле, то будет разрешено на небе.
19 Истинно также говорю вам, что если двое из вас согласятся на земле просить о всяком деле, то, чего бы ни попросили, будет им от Отца Моего Небесного,
20 ибо, где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них.
21 Тогда Петр приступил к Нему и сказал: Господи! сколько раз прощать брату моему, согрешающему против меня? до семи ли раз?
22 Иисус говорит ему: не говорю тебе: до семи раз, но до седмижды семидесяти раз.
23 Посему Царство Небесное подобно царю, который захотел сосчитаться с рабами своими; 

24 когда начал он считаться, приведен был к нему некто, который должен был ему десять тысяч талантов; 
25 а как он не имел, чем заплатить, то государь его приказал продать его, и жену его, и детей, и все, что он имел, и заплатить; 
26 тогда раб тот пал, и, кланяясь ему, говорил: государь! потерпи на мне, и все тебе заплачу. 
27 Государь, умилосердившись над рабом тем, отпустил его и долг простил ему. 
28 Раб же тот, выйдя, нашел одного из товарищей своих, который должен был ему сто динариев, и, схватив его, душил, говоря: отдай мне, что должен. 
29 Тогда товарищ его пал к ногам его, умолял его и говорил: потерпи на мне, и все отдам тебе. 
30 Но тот не захотел, а пошел и посадил его в темницу, пока не отдаст долга. 
31 Товарищи его, видев происшедшее, очень огорчились и, придя, рассказали государю своему все бывшее. 
32 Тогда государь его призывает его и говорит: злой раб! весь долг тот я простил тебе, потому что ты упросил меня; 
33 не надлежало ли и тебе помиловать товарища твоего, как и я помиловал тебя? 
34 И, разгневавшись, государь его отдал его истязателям, пока не отдаст ему всего долга. 
35 Так и Отец Мой Небесный поступит с вами, если не простит каждый из вас от сердца своего брату своему согрешений его. 

(Мф. 18:14-35)
  


Методический материал

Вопросы
  на понимание текста



  • Что значит сосчитаться?
  • Почему царь простил, ведь долг немалый, разве недостаточно было просто подождать?
  • Почему должник стал выбивать 100 динариев?
  • Почему должник несправедлив, ведь он просит свое и готов был отдать царю со временем?
  • "Не надлежало ли тебе, поступить так как я" - Разве прощать не личный выбор каждого, царь простил - хорошо, но почему он требует этого от должника?

Обсуждение на основе отрывка
 
  • Нужно ли прощать, когда вокруг столько преступников, халтуры, просто ничему не учащихся безответственных людей?
  • Как восстановить справедливость, если прощать?
  • Как прощать?
  • Что может помочь мне прощать?
  • Что делать если человек не просит прощения?
  • Как простить от сердца, ведь ему не прикажешь?
  • Отрывок помогает простить от ума, а что поможет сердцу? 

Вы можете поделиться своими размышлениями здесь.


Для индивидуального размышления и 
молитвы 
  • Вспомнить, кого мы прощаем, от кого мы нуждаемся в прощении. Помолиться об этих людях. 

Запишите свои ответы в блокнот. Если хотите, поделитесь своими мыслями здесь.





  Cвятитель Феофан Затворник.  Мысли на каждый день года (книга)

(1Кор.9:2–12; Мф.18:23–35) Притчу о двух должниках Господь заключил такими словами: «Так и Отец Мой Небесный поступит с вами, если не простит каждый из вас от сердца своего брату своему согрешений его» (Мф.18:35). Кажется, такая малость требуется: прости и будешь прощен; а когда прощен, то и в милость принят; а когда в милость принят, то стал участником во всех сокровищах милости. Стало быть, тут и спасение, и рай, и вечное блаженство. И такое великое приобретение за такую малость, что простим!.. 

 Да, малость, но для самолюбия нашего нет ничего тяжелее, как прощать. Ненамеренную какую-нибудь неприятность, тайно причиненную нам, так, чтоб никто не видал, мы еще, пожалуй, простим; но чуть что почувствительней, да при людях, хоть не проси: нет прощения. Бывают обстоятельства, что хочешь не хочешь, а высказать неудовольствия нельзя, – и молчишь: но язык-то молчит, а сердце говорит и строит злые планы. Повысься неприятность еще на одну линию, – и удержа нет: ни стыд, ни страх, ни потери, ничто не удержит. Вскипевшая самость делает человека словно помешанным, и поддавшийся ей начинает городить глупости. 

Такому несчастию больше всего бывают подвержены люди не какие-нибудь, а чем кто цивилизованней, тем чувствительней к оскорблениям, тем меньше прощает. Снаружи отношения иногда все еще остаются гладкими, но внутри решительный разлад. А между тем, Господь требует, чтобы прощали от всего сердца.



Толкование Иоанна Златоуста

Послушаем же притчи: она кажется ясною сама по себе, однако же содержит в себе несказанное сокровище мыслей. "Посему Царство Небесное подобно царю, который захотел сосчитаться с рабами своими". Не пробегай без внимания это изречение, но открой мне судилище то, и вошедши в свою совесть, подумай о том, что сделано тобою во всю жизнь. И когда услышишь, что (царь) считается с рабами своими, представь себе и царей, и военачальников, и градоправителей, и богатых и бедных, и рабов и свободных, и всех: "ибо всем нам должно явиться пред судилище Христово" (2Кор. 5:10). Если ты богат, – подумай, что отдашь отчет, на блуднице истратил ты деньги, или на бедных; на тунеядцев и льстецов, или на нуждающихся; на распутство, или на человеколюбие; на удовольствие, лакомство и пьянство, или на вспоможение несчастным? И не в одной только трате потребуют у тебя отчета, но и в приобретении имущества: праведными ли трудами собрал ты его, или хищением и лихоимством; получив ли родительское наследство, или разоривши домы сирот и расхитивши имущества вдовиц? Как мы у своих слуг требуем отчета, не только в расходе денег, но и в приходе, допрашивая, откуда и от кого, и как, и сколько получили они денег, – так и Бог требует от нас отчета не только в употреблении, но и в приобретении. И не богач только, но и бедный дает отчет – в бедности: благодушно ли и с благодарением ли перенес бедность, не впал ли в уны­ние, не подосадовал ли, не возроптал ли на Божий Промысл, видя другого в роскоши и удовольствиях, а себя в нужде? Как у богача потребуют отчета в милостыне, так у бедного в терпении, или – лучше – не в терпении только, но и в самой милостыне, потому что бедность не мешает милостыне: свидетель – вдовица, положившая две лепты – и этим малым вкладом превзошедшая тех, которые положили по многу. И не богатые только да бедные, но и начальники с судьями истязуются с великою строгостью: не извратили ли они правду, не произнесли ли приговора над подсудимыми по пристрастию или по ненависти, не дали ли, уступив лести, неправедного решения, или, по зло­памятству, не сделали ли зла невинным? Да и не светские только начальники, но и предстоятели церквей дадут отчет в своем начальстве, и они особенно подвергнутся строжайшим и тягчайшим взысканиям. Тот, кому вверено служение слова, даст там строгий отчет, не опустил ли по лености или по злорадству чего-либо такого, что бы сказать надлежало, и доказал ли на деле, что изъяснил он все и не скрыл ничего полезного. Опять, получивший епископство, сколько на высшую взошел он степень, столько же строжайший даст и отчет, не только в учении и предстательстве за бедных, но и в испытании рукополагаемых и в бесчисленном множестве других дел. На это-то указывая, Павел и писал Тимофею: "Рук ни на кого не возлагай поспешно, и не делайся участником в чужих грехах" (1Тим. 5:22). И, давая наставление евреям касательно их начальников, устрашал (епископов) другим образом, говоря так: "Повинуйтесь наставникам вашим и будьте покорны, ибо они неусыпно пекутся о душах ваших" (Евр. 13:17).

Но не в одних делах, а и в словах тогда дадим отчет. И мы, вверив слугам своим деньги, требуем у них отчета во всем; так и Бог, вверив нам (дар) слова, взыщет за его употребление. Так мы истязуемы будем и дадим строгий отчет в том, не бессмысленно ли и не попусту ли тратили слова, потому что не столько вредна пустая трата денег, сколько бессмысленное, суетное и напрасное употребление слов. Напрасная трата денег делает иногда ущерб имению, а слово, произнесенное без рассуждения, разоряет целые домы, губит и разрушает души. Ущерб имения можно опять поправить, а слово, раз вылетевшее, возвратить назад нельзя.

А что мы дадим отчет в словах, послушай, что говорить Христос: "Говорю же вам, что за всякое праздное слово, какое скажут люди", (на земле), "дадут они ответ в день суда: ибо от слов своих оправдаешься, и от слов своих осудишься" (Мф. 12: 36, 37). И не только в своих словах мы дадим отчет, но и в слушании (чужих слов), напр. не внял ли ты ложному обвинению ближнего; потому что сказано: "Не внимай пустому слуху" (Исх. 23:1). Если же приемлющие "пустой слух" не получат извинения, то какое оправдание будут иметь те, кто клевещет и оговаривает?



Митрополит Антоний Сурожский

Во имя Отца и Сына и Святого Духа. 
Сегодняшняя притча такая ясная, такая простая, но я хотел бы обратить ваше внимание на одну или две вещи в ней. Из притчи ясно, что если мы не прощаем друг другу то малое, чем мы согрешаем друг перед другом, Бог не может простить нам то великое, что мы должны Ему. И это верно; но я хочу задуматься о чем-то другом. 

Мы должны друг перед другом столь малым: мы раним друг во друге самолюбие или гордость; мы разрушаем надежды друг друга, мы убиваем друг во друге радость: и также, очень часто, тем, как мы обращаемся друг с другом, мы омрачаем, порочим образ Божий в себе и в других людях. И вот когда речь идет о человеческих взаимоотношениях, о боли, которую мы друг другу причиняем, наш долг может быть прощен, потому что жертва нашего греха, даже если она нас вызвала на грех, или если эта жертва непорочная, получает в тот момент власть простить, подлинно божественную власть упразднить зло, которое мы совершили, и словами Христа „Прости им, Отче, они не знают, что творят” отпустить обидчика, перечеркнуть зло, выпустить на свободу того, кто связал себя узами ненависти, презрения или множеством других вещей. 

Но есть в этой притче и другая сторона; в чем дело, почему Христос говорит, что мы должны друг другу сто монет, а Богу – десять тысяч монет: так много, так много? Значит ли это, что когда мы грешим против Него, грех как бы умножается тем, что Бог велик, и оскорбить Его – всегда намного преступнее, чем оскорбить ближнего? Я думаю, такое представление о Боге было бы чудовищным; я думаю, это значит, что когда мы поступаем дурно, не слушая призыва Божия, не следуя Его слову и Его примеру, это помрачает Его образ в нас, разрушает ту красоту, которую Он в нас насадил, которую Он начертал в нас, которой Он нас запечатлел, как собственной печатью. И вот это непоправимо, если только Сам Бог не исправит, если только Сам Бог не обновит то, что одряхлело, не вернет утраченную нами красоту. 

В этом смысле мы должны быть очень бережны в наших отношениях с Богом. Проступки друг против друга исправить легко, потому что они малы, они поверхностны; одного слова прощения достаточно. Но то, что мы совершаем над своей душой, над самими собой, когда поступаем против Божией заповеди, Божиего зова, против надежды, которую Бог на нас возлагает, мы не можем исправить, просто сказав: „Я поступил плохо, прости!” Вся жизнь Христа, все Его страдание и смерть на кресте – вот цена, которой восстанавливается то, что мы разрушили и искривили, вместо того чтобы сделать прямым и прекрасным. 

Задумаемся над этим, потому что сказать Богу „Прости” означает гораздо больше, чем сказать „Не вмени нам того зла, которое мы сделали, той неправды, которую мы совершили”. Это значит: „Обнови то, что не может быть возрождено человеческими силами”. Так что действительно существует несоразмерность, о которой Христос говорит в притче, между тем, когда мы поступаем неправо на путях Божиих и когда мы поступаем неправо в наших взаимоотношениях друг с другом. Поэтому давайте начнем с этих отношений друг ко другу, станем относиться к каждому человеку, как мы относились бы к святой иконе, поврежденной временем, небрежностью, злобой. Будем относиться друг к другу с благоговением, с лаской: тогда, при нашем обращении к Богу, и Он так же поступит с нами

Да благословит нас Бог вырасти в полноту той красоты, которую Он насадил в нас и к которой Он нас призывает, и да будет благословение Господа Иисуса Христа, и любовь Божия, и причастие Святого Духа с нами во веки!

Аминь.

Данный материал подготовил Дмитрий Иванин



  Вы можете ответить на вопросы в комментариях 


0
Светлана
Как сложно учиться великодушию, учиться прощать. Мы, насквозь пропитанные гордыней, утонувшие в мирской суете, так ничтожны в своих попытках изменить самих себя. Нам остается только просить помощи Божией и надеяться только на Его милосердия, чтобы дал нам разума и помог стать лучше, чтобы понять другого человека, увидеть его самого как образ и подобие Божие, и отделить от него его грех, чтобы суметь простить, даже тогда, когда он этого не просит: ибо не ведают, что творят. Вспомнить о своих грехах, ибо нет безгрешных людей на земле. Все мы грешные, один только Бог безгрешен и непорочен. Прости Господи нам грехи наши вольные и невольные, ведомые и неведомые!
0
Екатерина
Если бы мир остался тем же и люди теми же - обманывали, крали, враждовали - но все прощали друг друга, насколько было бы лучше жить в таком мире! Насколько в нём было бы меньше зла и страдания! Не страдали бы те, кто сейчас не прощает - им зло, даже самое большое, причиняло бы боль лишь вскоре после того, как свершилось, а после - оставалось в прошлом. Ведь те, кто, даже не строя планов мести, просто копит обиды, продолжает страдать от того, что давным-давно прошло. Они так и живут - обманутыми, оболганными, ограбленными, оскорблёнными... Но если бы только лишь не платили злом за зло, не искали справедливого возмездия - сколько ссор, разрывов, разрушений, убийств и даже войн не совершилось бы! Сколько раз в истории словно раскручивался маховик - начиная с малого. "И запылал огонь войны. и две страны разорены, и поле некому косить, и мёртвых некому носить" - не было бы подобного, если бы хоть кто-то остановился и сказал: нет, я больше отвечать не буду, хватит мести, хватит умножать страдание и смерть. Всё было бы проще: поругались - помирились, как у детей бывает.
А ещё - сколько прощённых исправились бы! Сколько раз те, кто совершил преступление случайно, легкомысленно, под чужим влиянием - озлоблялись из-за того, что их делали изгоями, вешали на них ярлык, например, вора. Или отчаивались: теперь уж ничего не попишешь, честные люди меня уже не примут, остаётся только катиться по кривой дорожке. Сколько бы устыдилось и тех, кто делает зло неслучайно: меня принимают, мне помогают,  со мной говорят как с другом, а я в ответ что творю?
А кто не устыдился бы? Наверное, обманывал, притеснял, крал безнаказанно. Только вот... разве сейчас, при всех наших карательных мерах, такого не бывает? Самих желающих так поступать оказалось бы куда меньше, и они едва ли смогли бы набрать себе много подручных. Думаю, преступники бы остались, а вот криминальный мир как явление наверняка исчез бы.
Если бы мы всего лишь научились прощать друг друга - и просить прощения тоже...
0
Елена
Спаси Господи! Очень помогают толкования святых отцов понять глубже смысл Евангелия.
0
iliotropion2006@ya.ru
Предыдущее сообщение было моим :-)
0
Денис
Здравствуйте!
Как связаться с редактором раздела Евангельских групп? Писал дважды на tanuwa77@predanie.ru, ответа, к сожалению, так и не получил.

Оставить отзыв

Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений

ВКонтакт Facebook Одноклассники Twitter Яндекс Livejournal Liveinternet Mail.Ru